понедельник, 24 февраля 2014 г.

Independence Day


Исходя из названия записи, сейчас в моей голове зависла картинка с Уиллом Смитом, где он гордо тащит по пустыне пришельца.
Примерно так случилось и у нас на Украине. Пришельца еще не протащили по Майдану, но мы к этому приближаемся семимильными шагами.
Мы победили.
Моя предыдущая запись не стала последней. Я ни в коем случае не собираюсь ее удалять и не беру слов назад. Это был ужас. 
Последние двое суток были настолько тяжелыми, за это время произошло множество изменений, непрекращающийся поток новостей то приостанавливал сердце, то заставлял его биться быстрее.
Мне не верится до сих пор, что Майдан выстоял, что он противостоял до конца. Множество жизней было несправедливо прервано. Но они спасли нас и нашу страну. Наш диктатор пал. При чем пал шумно и вдребезги, растеряв буквально все, начиная от сомнительной власти и Межигорья, заканчивая своими региональными крысами и крайне важной документацией. 
Когда Майдан только начал образовываться, когда сторонники ЕС начали приходить на мирный митинг, на который будто бы на чашечку чая нас позвал Мустафа Найем, всеми известный бесстрашный стрингер, я относилась к нему скептически. Не осуждала, ни в коем случае, поддерживала, но все равно вздыхала в его сторону. Мне казалось, что повторится Оранжевая революция, которая дала нам желаемое, безусловно, но желаемое оказалось сильно подпорченным. 
Когда договор с ЕС подписан не был, люди пришли в негодование и остались стоять на Майдане уже за другую идею - снять президента с его поста за такую оплошность. В эту идею я не верила совсем. Уж очень много было сложностей на нашем пути, особенно если учесть, что мы были (слышите, были! это мы тоже смогли изменить!) президентской республикой. 
Евромайдан стал традицией каждого дня. Была там и я, когда мороз еще не был таким нещадным (как оказалось, лыжные штаны в гардеробе нужно иметь обязательно, если ты украинец), и мои друзья, и наши родители. Моя мама (та еще националистка и патриотка) ходила на Майдан почти каждый день. Иногда она даже ходила в тайне от нас с отчимом. И по ночам просыпалась, начинала одеваться, но тогда вместо нее шел он. 
Творилась такая каша и неразбериха, жизнь резко приостановилась. То есть как бы Майдан был мирным протестом, но это давило на голову всей политической несправедливостью и халатным отношением к нам, людям, на которых президент сколотил свое состояние.
Неделю спустя все вошло в привычку. Все продолжали ходить на работу, делать дела, свершать свершения, любить, и жить с мыслью о том, что Майдан как стоял так и будет стоять. Кто-то его поддерживал, кто-то участвовал в нем лично, кто-то освистывал его всеми возможными способами, кто-то его не замечал вовсе. 
Майдановцы строили баррикады, делились на группы и подгруппы, каждая из которых выполняла свою задачу. В общем, все работали как хорошо слаженный организм.
Я - человек не политического склада ума. Политикой я никогда не интересовалась, особенно нашей, у которой ни законов ни границ. 
Но однажды утром мы проснулись и поняли - наш мир больше никогда не будет таким, как прежде. За ночь мирный протест вошел в военное положение. Запах крови и дыма куполом повис над городом. Безоружные мирные протестанты превратились в мишеней. Я не буду рассказывать кто кого и как, об этом довольно много информации в сетях, но я скажу одно - система сломалась и восстановиться больше не смогла. 
В тот четверг еще до обеда было убито четыре человека. Среди которых один - белорус, а второй - армянин. Земля им пухом, они стали первыми кирпичиками нашей Независимости. Очень многих демонстрантов власть взяла под арест как заложников-гарантов. В девяностых я была еще крошкой, потому для меня только та Независимость, которую мы обрели сейчас является истинной. Потому что я видела ее своими собственными глазами. 

What has been seen cannot be unseen.

В наш город завезли сброд, быдло, наркоманов, мародеров и провокаторов с областных регионов, для которых не просто закон не писан, человеческие жизни им ни по чем.
В тот кровавый четверг я должна была снимать свадьбу. Душа металась и на творчество способной я не была совсем. Но это была работа, это были деньги, к тому же такие съемки люди перенести не могут.
Помню, как отчим провожал меня к метро. Одной идти было просто страшно. Все лица в метро были серыми как цемент, лиц не было вообще. Началась война и всем приходилось в ней жить. Стыдно сказать вслух, но я уверена, многие были рады, что война четко локализирована и дым коромыслом стоит только над ул.Грушевского, пока жизнь непричастных продолжала идти своим чередом. 
Через неделю все снова устаканилось. Шли бесконечные переговоры оппозиции с президентом. Депутаты с нашей стороны ездили туда-сюда, практически не спали, ораторствовали со сцены, пытаясь лидерствовать. Народ скорбил, нес потери, но не сдавался. Правый Сектор держал оборону перед бессердечным беркутом, баррикады строились, госпиталь работал. Было много пропавших без вести. Новости не смотрели только люди, у которых не было ни телевизора, ни интернета, ни совести.
Через две недели пришлось продолжить жить дальше, что бы не сойти с ума. Отчим носил бензин в Правый Сектор, мама работала и прямо таки жила на ФейсБуке, откуда черпала всю информацию, я работала и жалела, что не являюсь медиком - был бы с меня хоть какой-то толк на Майдане. 
Ситуация с места не двигалась совсем. Люди ждали. Тем временем в город вводили внутренние войска. Бекрут был против нас, милиция была против нас, все военные силы были бойцовскими собаками со стороны властей.
И вот, неделю назад начался настоящий ад. За день погибло более ста человек, более тысячи раненых. Не успевали оттаскивать и оказывать помощь. Взрывы было слышно по всему городу. По людям стреляли и открыто, и тайно - снайперы, целившиеся в голову и сердце выглядели особо беспощадно. Они не пытались палить по рукам и ногам, что бы уменьшить толпу противостояния - стреляли на поражение, что бы наверняка. Более того, полевым госпиталям и городским больницам практически не давали поставить людей на ноги - менты приезжали, отключали раненых от капельниц и увозили в неизвестном направлении. Людей хотели не просто победить - перебить. Все эти дни мы практически не выходили из дому. По району шныряли бывшие уголовники с битами. Попасться им под руку более чем не хотелось. Насколько я знаю, ближе к центру они даже грабили квартиры. Я спала с огромным кухонным ножом у изголовья.
Мы просто смотрели новости. Мы практически не ели и не спали. Обстановка накалилась так, что сил пережить ее уже не оставалось. Хотелось метаться из угла в угол, потому что никакого выхода не было вовсе. Можно было только идти на Майдан умереть под пулями. Потому что сидеть на месте обвязавшись страхом и паникой было еще хуже. 
Я не могу описать словами, что это были за дни. Мне не хватит речи. Мы плакали каждый день. Что бы точно передать, что происходило, нужно было вести здесь блог-дневник, писать о событиях и переживаниях постоянно. Но в те дни на это не просто не было сил, в те дни казалось, что те дни - последние. 
И вот в пятницу настало просветление. Верховная Рада приняла очень много хороших решений, среди которых был закон об амнистии Юли Тимошенко и полит арестантов, которых посадили еще при первой волне украинского фашизма. Все люди вздохнули с облегчением, это было неплохое начало победы. Но все эти нововведения должен был подписать янукович. 
В субботу я таки поехала снимать еще одну свадьбу в центральный загс. Загс был полон людей и меня подташнивало. Ощущение неосведомленности некоторых индивидов не покидало все три месяца борьбы, если честно. 
Час съемки я была вне связи. Любимый забрал меня по окончании, мы решили заехать в Шоколадницу выпить кофе, на душе было легче, потому что голова помнила - вчера все сдвинулось с мертвой точки. 
Мы приехали под кофейню, включили радио, откуда донеслась речь януковича, где он уверенным тоном объявил, что никуда он не собирается, отставки не будет, что это его страна и бла-бла-бла... я уже ничего не слышала. Я рыдала. Десять минут спустя по радио сказали, что януковичу объявлен импичмент, окончательный и безповоротный. А вечером Тимошенко приехала на Майдан. Она стала каким-то символом свободы для нас. Все ее поблагодарили и мысленно отправили на пенсию. Все время после 16.00 того дня и аж до самой ночи я плакала не переставая. Такого срыва у меня не было даже в юности, когда мне первый раз разбили сердце.
Наш народ - герой. Погибшие - герои. Наши люди оказались способны на такие подвиги, которых они и сами от себя не ожидали.
Сейчас начинается новая эра для нас, предстоит еще столько работы, что эти три месяца покажутся полным бездельем. Невозможно что-либо предвидеть, все очень нестабильно. Да и хватает уродов у нас в стране, всех не истребишь. Но теперь эти уроды знают, на что мы способны.
Перечитала запись - противоречивые чувства. Не могла я не написать об этом. Но и написать об этом на достойном уровне у меня не получится тоже. Дезинформация и страх - страшные силы. Я просто попыталась передать все через призму своих ощущений и я надеюсь у меня это получилось.

Слава Украине!
Слава Небесной Сотне!


6 комментариев:

  1. Сижу, читаю и плачу...От радости за то, что мы всё таки добились своего и от горя, сколько людей погибло за нашу свободу... А в душе появилось какое-то радостное чувство, что всё будет по-другому, по-нашему!
    Слава Украине!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ты знаешь, это все так сложно. Такой переворот случился... и вроде хорошо все, но все равно так страшно за нас, за будущее... ведь Россия - она всегда нависает над нами, шоб ей(( но зека мы свергли, это главное! Теперь бы выстоять и придумать, кого на посты садить, а то я вот никого не вижу( Держимся!! Распирает от гордости за наших!

      Удалить
  2. Даже не верю, что всё происходящее правда, ещё несколько дней назад победа казалась очень далеко, но всё получилось, всё благодаря нашим нереальным людям! Героям Слава!
    И не правда, что у Вас не получилось написать на высоком уровне, передали все мои чувства и переживания,"сидеть на месте обвязавшись страхом и паникой было еще хуже" это то что мы чувствовали.Спасибо, что пишете.
    Наш народ и сами мы стали другими, наши дети смогут ЖИТЬ в Украине, и мы постараемся что-бы они и мы не забыли.В шоколадках которые люди передавали с продуктами была записка детским почерком (знаете буковки в разные стороны) ДЯДІ ДЯКУЮ ВАМ...
    Дякуем Вам ГЕРОЇ НЕБЕСНОЇ СОТНІ!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо Вам, Вера.
      Знаете, сейчас от каждого комментария тут или в инстаграме сердце бьется как от приступа. Все кажется, что опять напишут чушь про нас, что мы бездельники или убийцы или еще бог знает что... Поэтому очень приятно понимать, что есть у нас люди с головой и сердцем.
      Я вот опубликовала только что фотографии и мне аж страшно их пересматривать заново... Люди столько сделали для Свободы....

      Удалить
  3. Очень.... такие же чувства, такие же эмоции. Не вериться, что все началось с горстки людей, которые верили, которые не сдались, которые боролись, которые смогли поднять Украину и вывести людей на Майдан, и отстоять то, что надо было уже давно сделать. Свергнуть зека, который распродавал Украину по частям. я была в Межигирьи. эти масштабы просто ошеломляют. вся та роскошь...когда люди не могут позволить себе самое минимальное жилье.это страшно.
    Надеемся и верим, что мы "не просрем" нашу Победу, как сделали уже раз.
    Спасибо за пост.
    Юля

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, что читаете, что понимаете. Потому что очень обидно, когда люди осуждают нас...

      Удалить