суббота, 28 июля 2018 г.

Greece again. But Khalkidhiki, Kassandra.


Я знаю, что многие из вас очень ждали этой публикации. Во всяком случае я на это сильно надеюсь.
Многие из вас, кто следит за мной в Инстаграме, знают, что я не стримлю из путешествий, так как это мой шанс не только фотографировать, но и писать. К тому же я поклонница целостности, разбивать свои впечатления на короткие заметки для меня неприемлемо. Намного больше я люблю «вылить все в один стакан», потому что любое путешествие для меня - сказка, рассказанная на одном выдохе, а не гид по банальным достопримечательностям. Если признаться, все эти строки больше нужны мне, что бы помнить. Плюс я не могу выкладывать фотографии, не сопровождая их историями.

* * *

Ситуация с моим отдыхом была неоднозначной и сложной. Муж все время работает, это его перманентное состояние. Вот прямо все время. Хочется сказать «даже когда спит и занимается сексом», но не могу позволить себе таких изречений, так как имею призрачную надежду, что он все таки читает мой блог.
У него нет времени отдыхать, но зарабатывает он достаточно, что бы себе это позволить. А у меня есть время куда-то уехать, но всегда не хватает финансов. Поэтому мы пошли на разумный компромисс: поехала я, а оплатил он. Ну не смейтесь. Нервная не отдохнувшая женщина в доме - это подгоревшая каша, разбитая тарелка, забытый дома телефон. За последние полтора года в моей жизни было столько стресса, что я имела перспективу заработать нервный срыв, останься я снова в Киеве летом. После длительных скандалов, мой любящий муж меня понял и сказал искать человека, с которым я могу поехать в отпуск, так как саму он меня категорически не отпускал.
Вариантов было столько же, сколько у меня друзей. То есть где-то полтора. Никто не совпадал со мной во времени и других не менее важных факторах. Оставалась мама. Она ехала в Грецию, на Халкидики, вместе с друзьями - семьёй, состоящей из четырёх человек: женщины-жены, женщины-мамы-жены, мужчины мужа-женщины и их двенадцатилетней дочки. Они начинали своё путешествие с Болгарии, преодолевая все пути на машине, Тойоте Сиенне. В складчину, они собирались снимать виллу в горах и питаться-кататься тоже должны были вместе. Что выходило и дешевле и веселей. Так как вариантов у меня не было и я могла только упасть кому-то на хвост, на все соглашаясь и не диктуя своих условий, я решилась на эту поездку. Хотя на самом деле за те деньги, что я потратила только на проживание и перелёт, я бы могла жить в греческом отеле возле моря с трёхразовым питанием. Но деваться было некуда. Или дома или с мамой и ее друзьями.
Непосредственно перехожу к самой поездке, начиная издалека, как я всегда это делаю.

* * *

Если бы не крошечная бутылочка просекко перед сном, которую мне любезно принёс муж в канун отъезда, я бы ни за что не выспалась перед полётом. Я нервничала и не спала человеческим сном уже около недели. Когда так редко путешествуешь, все вокруг - стресс.
Утром все делала плавно, так как накануне провела дома гранд уборку, подготовила мужу десять пар чистых трусов, десять пар чистых носков, сложила все гладильные доски, что бы никто не убился, собрала пыль по углам, что бы Ларсен не соблазнялся (для него это что-то вроде сладкой ваты), провела мужу экскурсию по дому (что бы он вдруг попу скатертью не подтер), раздала инструкции по эксплуатации собаки, вздохнула десять раз, обцеловала спящего Ларсена, оставила ему свое грязное платье и уехала.
Муж отвёз меня на последний кофе в городе, я люблю эту традицию. Прощаться было тяжело. Так надолго мы ещё ни разу не расставались за последние четыре года. Про Ларсена я вообще боялась думать, дома он ходит за мной хвостиком, на улице глаз с меня не сводит, спрашивает обо всем, видит во мне мать. Но я взяла себя в руки и отключила голову. Возможность поехать на отдых с вечно работающим мужем найти можно было, но мы и не искали - оставлять Ларсена на родителей, совсем без нас, не решались. 
В аэропорту сильно переживала, что меня не распознают по фотографии. На фото в документах у меня длинные волосы и челка; каре без челки, шляпка и очки сильно меняли картину. Но потом я вспомнила, что у меня чистый паспорт без единой отметки и начала переживать по этому поводу. Мне только повод дай.
Прощаться в аэропорту было тоскливо, как собирать в кучу растаявший пластилин. Мама то и дело отворачивалась, дабы мы с мужем могли поцеловаться на свой лад. Какой у нас лад я вам рассказывать не буду.
Было забавно смотреть, как маму шмонают на магнитной раме, через которую она отказывалась проходить ввиду металлической пластины в сердце после прошлогодней операции.
Внимание, важная деталь, кофе в Борисполе - 85 грн. Я решила не проверять посредственный он или нет, но предпочла выпить морковный фреш за те же деньги.
Время в прощаниях по телефону пролетело быстро. Я успела только сходить в уборную и позавидовать отличному жёлтому чемоданчику какой-то кудрявой барышни.
Мы летели в Салоники с Ellinair. Отличные авиалинии, билеты по адекватной цене (300 уе туда-обратно), багаж есть, чекин бесплатно, кормят солидно, вино бесплатно, Все наши алкаши сильно этому делу обрадовались. А я пила водичку с газом, инопланетное существо.
Весь полет орали дети, которые по стечению обстоятельств все сидели вокруг нас (а иначе бывает?). Самолёт был как будто резиновый, его крутило сразу во все стороны. Меня от этого дико укачивало и клонило в сон. Но меня как всегда спасает чтение. Прилетели очень быстро.
В очередь на паспортный контроль было шумно, мне очень не хватало мужа, что бы переглядываться с ним, мол посмотри, какие жлобы вокруг. Жлобов было предостаточно, бабы с губами и ресницами, семейство в носках и сандалиях, бабушки в платьях в цветочек. Но самый прекрасный контингент представляли мамашки с теми самыми орущими детьми. Греки, как оказалось, очень уважительно относятся к цветам жизни и пропускали их с мамами вперёд без очереди. Краснощекие, с ошалелыми бегающими глазами, благодаря и кланяясь, пробегали вперёд. Когда все остальные мамаши «выкупили эту тему» (не придумаю, как литературнее выразиться), то бросились вперёд, сметая очередную ленту. Расталкивая всех локтями, они протягивали своих семиклассников вперёд и вверх, как Симбу, сына Короля Льва. «Украинцы и безвиз. Только вперёд. Ногами вперёд.»
На выходе из терминала нас никто не ждал. Только жара и мерседесы-такси, напомнившие мне о Тбилиси. Мамины друзья должны были встретить нас в аэропорту. Но видимо где-то застряли.
Кое-как распределив вес багажа на двоих, мы выкатились на улицу под навес. Примостились на лавочке и давай наперебой хвастаться друг другу у кого меньше денег на счету и кому роуминг более недоступен. Ни позвонить, ни смснуть, ни принять вызов. Как найтись с друзьями - непонятно. Где вилла - тоже не записали. Классические Пишие, в количестве две. Поскольку мама словила пофигистический дзен, сложила лапки и сказала, что нас найдут в любом случае, я решила быть за старшую. Поэтому я и предпочитаю отдыхать с мужем, так как эту функцию берет на себя он, позволяя мне быть вольным ивасыком телесыком.
Для начала я пробежалась по терминалу и нашла нам воду (1 евро за две бутылочки 0,5), сразу почувствовала себя всемогущей. Вернулась к маме, спасла ее от обезвоживания, взяла номер ее подруги и ускакала искать бесплатный вай-фай. И даже нашла, но добиться от него результата было довольно сложно, интернет что хотел, то и подгружал. Но, слава богу, с вайбером сложилось, и я не только дала маминой подруге знать, где мы сидим и как сильно их ждём, но и с мужем перекинулась любовностями.
После установления связи сесть на чемодан и горестно вдохнуть было намного приятнее.
Задержка встречающих произошла на фоне пробки. Греки ведь тоже ездят к морю на выходные и вся дорога в город двигалась очень медленно.
По пути к нашей вилле мы заехали в маленький городочек взять еды на ужин. По моему опыту, если машина на ходу, лучше вообще в окно не смотреть, что бы не расстраиваться. Но я смотрела и расстраивалась. Столько красивых кадров могла бы сделать, если бы по щелчку пальцев водитель останавливался. Но ещё ни разу в жизни так не случалось. Поэтому, когда меня спрашивают, почему я не делаю личных фото выставок, я смело могу отвечать, что все мои выставочные работы не попали ко мне в объектив.
Солнце жгло, но город был такой уютный, такой домашний, такой вдохновляющий, что мне даже было все равно, что струйка пота стекала по моей спине прямо в трусы.
Колоритные бабушки в чёрных платьях, футбольные фанаты за деревянными столиками на улицах, орущие на подвешенные телевизоры, мирные пушистые собаки и худые полосатые кошки. И всюду цветы, самые разные, нежные, пестрые, прорывающиеся сквозь деревянные и кованные заборчики, опадающие под дыханием ветра лепестки. Деревья, укрывающие тенью улицы, залитые июльским солнцем. Витающий в воздухе запах рыбы на гриле, кофейных зёрен, еловых шишек и морской воды. В Киеве всегда сдерживаешь легкие, что бы ненароком не вдохнуть какого-нибудь первосортного говна и как результат - забываешь дышать полной грудью (помните ведь шутку про "поднесите меня под выхлопную трубу"?). А это больно до слез. Потому что чистый воздух полон детских, каких-то крымских воспоминаний.
Пока семейство выбирало продукты, я бродила одна по улочкам как человек, только выползший из пещеры, смотрела на все вокруг, как на новый мир. Фотографировала. Нюхала. Трогала. Влюблялась во все.
А потом возвращалась на запах ароматного сибаса на углях, которого готовили специально для нас в одном из тех самых крошечных городских кафе.



































Наша вилла оказалась просто волшебной! Я ещё никогда так быстро не раскладывала вещи в комнате, лишь бы скорее выбежать осваивать территорию.
Я не сильна в архитектурных описаниях и легко могу спутать кирпич и щебень, но попробую описать наш домик.
Жили мы в горах. Вокруг - лес, заповедник, парк, не знаю, как это назвать, но мы были окружены самыми разными деревьями, цветами, кустами и травой со всех сторон. Подобные места я всегда сравниваю с Тосканой, где мне никогда не приходилось бывать. Но ощущения счастья от великолепной природы именно такие, как если бы я там бывала. Все такое зеленое, ароматное, нетронутое и густое. И все покрыто сеткой цветов, как драгоценными каменьями. У них, кстати, цветы посажены даже вдоль трасс.
Несколько одинаковых трехэтажных вилл, соединённых чем-то вроде мостов, были построены на холмах и образовали собою ступенчатый таун-хаус, перед которым располагались гектары ухоженной территории с постриженным газоном, цветами, кактусами, живой изгородью, бассейном, (само собой) шезлонгами, лавочками и тенистым кортом. У нас на територии даже росли гранаты! Со стороны похожие на елочные игрушки, они были самыми что ни на есть настоящими. Перед домом на веранде стоял большой обеденный стол с одной стороны и уютная садовая мебель и кофейный столик с другой стороны. Я ужаснулась сколько всего мне нужно сделать здесь. Ведь кроме моря, легкого загара, текста и фотографий, мне жизненно необходимо было почитать все свои книжки во всех этих «книжных местах».
На первом этаже была гостиная и кухня. На втором и третьем - спальни. Комнатки небольшие, но симпатичные. Без излишеств, с неплохими картинами на стенах.


















































Самым незабываемым и абсолютно нереальным был вид из окон. Участок заканчивался низким деревянным забором и воротами в поле, заросшее невероятно красивым «бурьяном». Поле поднималось в гору, будто накрывая все куполом. Я конечно же сразу перемахнула через изгородь, по уши утонув в этих сказочных цветах, которым не знаю названия. Похожи на цветение укропа. Ракушки жили на этих цветах, превращая их стебли в бусы, нанизанные на твердую проволоку. В закатных лучах вся эта картина выглядела бесподобно, как ворота в параллельный мир. Я, конечно, боялась всевозможных змей, но любопытство и желание запечатлеть все это превозмогали.























Стая мелких птиц носилась от дерева к дереву, по пути залетая в (нехлорированный) бассейн, весело щебеча. Пока я гонялась за ними с фоторужьем, заботой взрослых рук на столе появился ужин, поманив меня из поля за стол.
Ели кальмаров, осьминогов, разделывали огромного сибаса. Конечно же, не обошлось без цациков и греческого йогурта. Кукурузный хлеб, приготовленная по необычному рецепту долма и сухое мускатное вино стали прекрасным дополнением морепродуктам. Все было божественно вкусно, особенно если учесть пейзажи, усиливавшие аппетит во стократ.



Но к десяти часам вечера лютые комары загнали нас в дом. Солнце быстро село, отправляя всех по постелям.
Прихваченный из дому раптор защитил от укусов, но никакой сквозняк не спасает от греческой ночной духоты. После трёх ночи стало прохладно, но духота почему-то так и не ушла. Скрутила простынь в канат, зажала его ногами и так и проспала всю ночь, представляя, что это муж. Сон без двух моих волосатых мужчин был некрепкий, тревожный и несчастливый.

* * *

Поэтому проснуться в 6:30 было чуть тяжелее, чем после крепкого домашнего сна. Проснуться, умыться, выпить воды и полчаса разбираться, как выпить чаю. Чайник долго не хотел отзываться на мои нужды, но потом оказалось, что на мои нужды отозвался тостер, так как включила в розетку я именно его.
Пить на веранде любимый чай с манго, контрабандой привезённый из Киева - само блаженство. Тишина, свежий воздух, шумящий в ветвях прохладный ветер. И мама, болтающая без умолку помехой справа. На отдыхе я созерцаю. Молча.


Пока все спали, я решила сходить на разведку на пляж в отельном комплексе, находящимся где-то в километре вниз по горе. Неблизкий путь пролетает в секунду, если он спокоен и красочен. Всего две машины проехали мимо меня за время спуска. Слева росли высоченные деревья с широкими ветвями, обнимающими синие небо. Настолько величественными были эти деревья, что хотелось поклониться им в уважении и трепете, и рассказать о наших несчастных украинских деревьях-столпах, которых убили коммунальщики.
Справа над дрогой нависали цветы и невысокие цветущие деревья. Одно из них покорило меня сразу и навсегда. Оно все было усеяно нежно-жёлтыми не сказать что цветочечками, а чём-то вроде круглых пельменей с начинкой. Согласна; странное сравнение для флоры, так и быть, цветы были похожи на миниатюрные патиссоны. 
Часто по бокам лес редел, из-под земли вырастали кованные ставни, за ними ковром стелилась идеальная трава, где-то вдалеке возвышались роскошные виллы, как в американских фильмах девяностых годов. Мне оставалось только вздыхать, вспоминая, что камера и телефон остались в комнате, что бы на пляже я могла расслабиться, не переживая, что мои вещи кто-то унесёт.
До пляжа дошла довольно быстро, думала больше времени уйдёт. Пляж при отеле оказался очень одесским. Всюду были белые шезлонги и зонты. Это сразу испортило всю картинку. Был легкий шторм, по воде разбросало водоросли. Зато совсем никого не было. Только ненормальные люди, четыре года не видившие хорошего моря, приходят к нему в такую рань. То есть я.
Я все таки нашла себе клаптык песка, где смогла бросить свою ядерно-малиновую подстилку. Ветер грозился снести меня в открытое море, но не на ту напал - я много кушаю каши. Почитала, скромно искупалась. Ещё почитала. Расстроилась, что не умею распознавать по солнцу и мху, который час, а обещала быть на завтрак к девяти. Встала и пошла, обещав морю прийти попозже, но уже с друзьями. Море омыло мне тапок и пошло обратно. Я тоже пошла обратно, домой. Под горку идти было так же интересно, как и вниз. Ведь все тоже самое: цветы, деревья, отсутствие мусора. Не успела опомниться, уже была под дверью.
- Мама, а сколько времени?
- 8:50.
- Блин, даже не имея часов, я прихожу на десять минут раньше.
Привычка - мой двигатель.
В доме вкусно пахло омлетом, ветчиной и хлебом. Намечался европейский завтрак. Откушали довольно быстро, не в пример ужину накануне. Наверное потому что без вина.
Потом очень долго собирались. Долгие сборы и поездка на пляж на машине - это все таки немножко не мои предпочтения на отдыхе. Вода должна быть в пешей доступности. Как и город. Но ни нормального пляжа ни города рядом не было. Пришлось пожертвовать этими двумя пунктами ради прекрасного дома, в котором мы остановились. Выбор был не мой, как вы помните - я могла только упасть кому-то на хвост.
Мы долго кружили дорогами, разыскивая какое-то более или менее дикое местечко. Насмотрелись на шикарные особняки, спрятавшиеся в лесах, заросшие плющом и розами. Греция приятно удивила меня своим зелёным изобилием. За Критом четыре года назад я такого не заметила.
Пляж мы нашли плохонький, серый. Но для первой вылазки он нас утроил. Прозрачная вода и небольшое количество людей убедили нас остаться.
Купались, ныряли, загорали под жирным слоем крема с высокой защитой (во всяком случае я), раз сорок устанавливали тент, который ветер все время норовил унести. Горячую кардио тренировку на пляже прошли. Плавала с маской и трубкой, нашла десять евро-центов. Потеряла через десять-евро минут.
Греческое море - самое приятное. Прозрачное, тёплое.
К часу дня мы сдались и отпустили тент с миром, решив, что это знак и пора убираться подальше от вредного солнца.
Поехали в город за едой, в то же самое кафе. Но по ходу готовки решили отобедать на месте. Пили белое домашнее вино из кувшина и фраппе. Как говорила Сиси из «Новенькой»: «Что бы быть пьяненькой, но бодренькой!» Ели какую-то рыбку, кальмаров (очень понравились нам), домашние цацики и что-то ещё, я не заметила, кофе сильно меня взбодрил и я уже была где-то в 2085. Пока я спала, все в один голос пришли к решению поездить по линии моря, поискать пляж получше к следующему разу. Пришлось проснуться и смотреть по сторонам. Красиво же! Зато уснула мама и я слушала, как стучит ее клапан в сердце. Как настенные часы. Это жутко.
Мы таки нашли тот самый Пляж, зачекинились у кромки холма, не пожелав скатываться вниз и умчались домой смывать соль. Провели остаток солнечных часов в бассейне, распивая чай, вино, воду, домашний греческий кофе (все эти жидкости я употребляла, одновременно). В бассейне нашла себе друга, крошечную ящерицу. Очень похожую на моего Ларсена. И мы очень понравились друг другу, купались вместе. Он был пассажиром на моей голове, на моем пальце, в декольте, на плече, даже на губах посидел немного. Такой потешный парень! Правда тоска за Лари усилилась.



Потом я несколько часов читала, перемещаясь за тенью. Темнеет тут горизонтально и очень быстро. А поскольку наше жильё находилось на отшибе, возможности выйти в город поделать что-то полезное или не очень, не было. Мы рано ложились спать. Но благодаря этому могли вставать раньше и раньше, соответственно, начинать откисать в соленой воде.
Бассейн, трапезы, чтение, съёмка цветов - наверное так живут летом ленивые люди, у которых много денег и свободного времени одновременно.


Вечером второго дня ходили с мамой посмотреть прилегающую к нам территорию. Вокруг нас была громовая тишина. Несколько действующих и несколько заброшенных хороших вилл. С низкими изгородями, с отличной лужайкой, почти все с бассейнами. И ни одного человечка вокруг. Только поле, цветы, закат, и фантастические деревья, высотою с десятиэтажный дом. Если долго всматриваться в подобный лес, может появиться ощущение, что сейчас из него выйдет что-то крайне доисторическое, тирекс, например, или саблезубый тигр. Я люблю и ценю такие ощущения, люблю, когда природа берет власть над человеком.







В Греции мне показалось, что человек и природа умеют любить друг друга и сосуществовать. Даже если это иллюзия, спасибо ей, что она смогла одолеть меня.

* * *

На следующее утро все проснулись к шести. Но раньше восьми выехать все равно не удалось, утренние туалеты никто не отменял, а уж горячие бутерброды и кофе так тем более.


Двадцать минут стремительной езды и мы на том самом пляже, который отыскали днём ранее. Морская вода - прозрачная, как питьевая в стакане, у берега камни, пустынный узкий пляж, а справа высокая гора, заросшая дремучим изумрудным лесом.




Морское дно, похожее на рифленый кармашек для кофе на вынос, было усеяно мелкими круглыми вмятинками, похожими на тысячи опустившихся на него десятицентовых монеток. Нечастые крупные камни, поросшие кудрявыми водорослями, на которых шевелились десятки колючих чёрных шариков - морских ежей. Которых так хотелось потрогать, но я вспомнила их вкус (доводилось пробовать их в Испании) и сразу передумала. Да и вообще, они ж ядовиты. 
Плавала с маской, больше похожей на голову инопланетянина. Зато в ней можно было не выныривать за очередной порцией воздуха. Не контролируя себя, я заплыла далеко от берега. Но на Халкидиках береговая линия долго мелкая вперёд, так что было не страшно.
До часу дня просидели на пляже. У нас были зонты и тенты, мы были защищены от адского солнца. Наплавались вдоволь, я смогла почитать книжку, не прерываясь на глупости. Сходили даже в прибрежное кафе на капуччино. Само кафе было очень похоже на одесское, да и цены такие же - 5 евро чашечка, ой-ой-ой. Зато как сладко спалось под тентом сразу после кофе.
Когда желудки затребовали еду, мы бегом собрали свой лагерь и поехали в город. Сначала прошлись по банальным сувенирным магазинам. Я купила сувениры сразу всем, вот всем, не отходя от кассы. Что бы потом не переживать.




Потом мы долго пили ледяной фраппе. Это самый-самый греческий кофе, растворимый, со льдом и молоком. Приводит в чувства, вкусный, холоднее холодного.


Набрав еды в маркете и любимом кафе, понеслись домой кушать. Просто наша красивая терраса всегда звала нас обратно, кушать с видом на поле было настоящим наслаждением.
После сытного обеда съели огромный арбуз, весом больше чем моя собака.
Выйти к бассейну не было мочи. Были силы только на то, что бы лечь навзничь и вынимать песок из волос, слушая треск цикад.
Сорок минут горизонтали привели нас с мамой в чувства и мы вышли к бассейну. Вода в нем всегда была чуть ниже температуры тела, плавать было легко и тепло, как будто ты очень любишь плед, а на улице лето. Спасли маленькую ропуху. Живность оказалась очень заинтересована в нашей воде, то ящерицы, то лягушки, ласточки тоже не пролетали мимо. Очень скоро небо затянуло тучами, поднялся ветер и внутри голубой воды сделалось ещё уютнее. Но ради приличия мы скоро ушли в дом пить горячий чай и читать.

* * *

Каждое утро сразу после чистки зубов первым делом я заходила в Вайбер. Мужу было дано задание присылать видео и фотографии с Ларсеном, что бы я была в курсе дел моей кровиночки. Муж развлекал и любил его со всех сил все десять дней, потому мне было спокойно.
В этот день Нане (дочке маминых друзей) нездоровилось и они с бабушкой остались на вилле. Поэтому мы решили поехать на другой пляж.
Остановились в небольшом рыбацком посёлке. Сухие вяленые на солнце греки рыбачили, над ними возвышалась красивая зелёная гора. Но с другой стороны все равно как грибы после дождя возвышались навязчивые шапочки зонтов с шезлонгами под ними.
Я приемлю все пляжи, где чисто, но все таки дикие безлюдные люблю больше. Пусть песок в рот, но оставьте шезлонги Египту и Одессе.
Но нам так понравилась сиренево-желтая расцветка этих самых зонтов и шезлонгов, что мы решили остаться в кафешке рядом на ледяной фраппе. А когда мы рассчитались за кофе, официантка сказала, что мы можем разместиться под зонтами бесплатно, так как мы заказывали напитки. Где ещё вы встречали подобные условия аренды лежака? И это ведь уже после того, как мы заплатили и почти сели в машину. Мы конечно же не могли не воспользоваться случаем и ненадолго задержались на пляже.


Ходили с мамой к подножью горы сделать несколько фотографий на телефон и на камеру. Сильно переживала за свою технику, что бы в воду не уронить. Мама так перенапряглась от ответственности, что уронила в воду свой хуявей. У меня чуть сердце не остановилось. Но ее телефон оказался не такой хуявей, как я себе представляла и первое время даже работал.




Потом мы продолжили путешествие береговой линией, исследуя места, выискивая, где лучше примостить попы в следующий раз.
Наткнулись на нереальный пляж, где был сильный шторм, не в пример предыдущему пляжу. Ввиду формы острова, штиль и шторм чередуются в зависимости от местности. Весь пантон лазурного и синего цветов играл под ногами серферов. Бескрайний простор, без волнорезов и гор, только барашки по всей поверхности и сбивающие с ног волны. Мама сразу бросилась в пучину, она любит, когда море волнуется. Я немножко пофотографировала, не без этого. Но я барышня не про шторм, люблю штиль и прозрачную воду. Но красиво, конечно, спору нет. Ощущение, будто Тихий океан, а не греческое морько.




После шторма мы покупали продукты на обед и ужин. Перед этим свернули в какую-то семейную винодельню в лесу. Пока взрослые (сказала 32хлетняя девочка) дегустировали вино, я гоняла трёх собак и котов. Две болонки, дворовой кот с мешками под глазами и огромный шикарный пёс, породу не скажу, может вы узнаете. Там где животные - там любовь.













На обед был суп из помидоров с клецками и курьёзные рассказы об украинских санаториях.


После недлительной дневной шавасаны мы съездили на наш пляж второй раз за день. Но немножко опоздали - солнце ещё подсвечивало тёплое море, но полностью ушло с пляжа, и вылазки из воды были довольно охлаждающими. Зато сфотографировала прекрасную зеленую скалу, возвышающуюся над нами вовремя купания. А ещё страшную голову куклы в песке сфотографировала. А ещё павлинов. В общем всего по чуть-чуть, спасибо тебе, контрастная Греция.







Бросили всасывать сопли от холода, поехали в городочек за домашним вином к легкому ужину.
Пока мамины друзья пошли на закупки, мы с ней решили прогуляться узкими улочками, поискать заросшую зеленью лодку, мимо которой мы промчались в первый день и она не давала мне покоя.
Лодочку-красавицу мы нашли. С котами познакомилось, собак насмотрелись. Прекрасная живность на Халкидиках, вся похожая, очень ленивая и улыбчивая.
















А по приезду домой вообще счастье случилось. И это я не про осьминогов-гриль.
Напротив нашей виллы - лес. Я уже писала об этом. В очередной раз я стояла напротив него, всматриваясь в его глубокую беспросветную бездну и вдруг из леса вышла лисица. Села как собака, посмотрела на меня. Я ошалела от любви к ней! Настоящая лисица в своей среде обитания! Я никогда не имела такого опыта. Я ценю и люблю природу за то, что она дарит мне такие встречи. Я за ёжиков готова ее прославлять, а тут целая лисица!
С этим внутренним счастьем я ушла в постель. Этот день был самым приятным за время пребывания там.

* * *

Влюбившись в поле за территорией нашей виллы я мысленно уже сделала фотосессию среди цветов в самый первый день. Но все таки хотела сделать настоящую, да никак не могла понять, когда наступает нужное время. Утром солнце в эпицентр будущих кадров светило под углом. Если бы фотографом была я, я бы придумала, как все сделать красиво; но так как я должна была перед камерой, а мама играла бы роль фотографа, это усложняло ситуацию. Среди дня солнце было слишком высоким, а заходило всего за одну секунду и почти сразу на поле падала темнота. Плюс непонятно когда помыть голову, ведь в основном волосы почти всегда были в морской соли. В общем целое дело. Решение пришло ко мне за чашечкой вечернего чая: фотографироваться нужно в 6 утра, когда солнце еще не вышло. Так и поступили. Благо моя мама жаворонок, как и я.
Мамины друзья, конечно, были немножко в шоке, что в 5.45 я была при параде и со штукатуркой на лице. Полчаса промучились и я получила несколько своих прекрасных кадров в поле.

















Позавтракав пирогом с тыквой и корицей, мы поехали к морю, на этот раз полным составом. Долго не могли отъехать от дома, так как перед машиной на дороге сидел удод. Шесть открытых ртов прижалось к стёклам, умиляясь чудной птичке. Ей богу, люди, когда вы в последний раз видели удода в «открытом космосе»? У меня опять чуть сердце не остановилось от счастья.


В этот день мы получили максимум загара за весь отдых - наш тент уносило ветром раз тридцать, не меньше. Мы даже ходили в кафе пить кофе, что бы успокоить нервы. Очевидно весь пляж завидовал нашей широкой тени и проклинал нас на греческом. Когда тент не выдержал стопятого натиска ветра, мы собрали его к чертям собачьим и уехали домой. 
После сытного обеда и домашнего кофе из турки, я сладко спала в садовом диване с мягкими подушками под пение птиц и прохладный ветер. Божественно шея затекла.
Потом пришло несколько писем по работе, отвечала на них, расстроилась, забыла, где нахожусь, расстроилась ещё сильнее, отбросила телефон, пошла смотреть лес.
Но запах пирога с абрикосами и новой порции кофе заманил меня обратно.


Вечером решили ехать на ужин в город. По дороге к нему заехали в башенку-каплычку, возвышающуюся над маленьким портом. Место без изюминки, но вид прекрасный, если бы не сумасшедший ветер. Пришлось одной рукой шляпку придерживать, как героиня мультиков Хаяо Миядзаки, а другой фотографировать, что получится.






Нагуляв аппетит уже знакомыми улочками, решили присесть в кафе под раскинувшимися деревьями за столиками, стоящими сразу на траве.
Греческое настроение впиталось в нас с нежной музыкой, мягким ветром, запахом гриля и шумными перекрикиваниями местных за соседними столами.
Сардинки, анчоусы, кальмары, греческий салат, белое вино, огни города и развивающиеся ветви над головой. Мне так не хватало моих любимых мужа и пса. Путешествия - это хорошо, ценно и очень мне необходимо, но только в этой поездке я поняла, что «с кем» - более важный нюанс, нежели все остальное.
Вернулись домой непривычно поздно, аж к десяти вечера.

* * *

На пятый день отпускные активитис вошли в привычку и описывать все подробно не имеет никакого смысла. Я очень много читала, качественно принимала солнечные ванные и булькала в воде до размокших дедушкиных пальцев. Потому что такое прекрасное море, как на Халкидиках, мне не встречалось ещё никогда. Вода - белая, дно - серо-лазурное, укушенное белой сеткой солнечных бликов. Триста метров от берега - и его все ещё было видно. Я не могла насытиться этой прозрачностью, этими стаями мелких рыб, даже страхом нечаянно наступить на морского ежа я не могла насытиться.
Но пришло плохое солнце, а фраппе уже был выпит, поэтому мы обтрусили песок с наших бренных подошв и традиционно поехали в город за обедом.
С обедом нам очень повезло. Взяли с собой креветок на гриле, которых нам на отдали на пушистой, пропитанной маслом и запахом костра подушке из зелени и помидоров. К ним прихватили авокадо, ароматного пушистого хлеба и море разнообразных салатов. Вкусно было до обморока! Все это мы закусили толстыми дольками красного как сырое мясо арбуза! Еле дотащились до диванов после.
Два часа я спала, перенеся своё обжорство в сон и снилось мне все такое креветочно-арбузно-извращённое. Проснулась с пониманием, что надо срочно выпить много воды и бежать к бассейну на последние лучи солнца. А там увлеклась чтением и немножечко сгорели плечи. Пять дней, значит, мазалась кремом и тут, ослица, не намазалась, пять минут - кожа как помидор. Ненавижу такие шуточки судьбы, я же так старалась!
Вечером пошли с мамой гулять окрестностями. Очень хотелось войти в лес. Но с какой стороны мы бы к нему не подходили, чаща была на столько густая, что вперёд можно было пройти только после топора. Заходило солнце, открашивая ветви в красный. Из гущи леса доносился крик птиц, стрекот цикад, шуршание веток, преломляемых лапками лисиц и бог знает ещё каких зверей. Одолевал легкий страх, переходящий в интерес и обратно. Трогала ветви по периметру, поднимала голову к кронам сосен, колола ноги о будяки с красивыми фиолетовыми шариками. Дышала неистово, задыхалась свежим нетронутым цивилизацией кислородом. Хотела внутрь леса, как никогда ничего не хотела в жизни, но ветки сплелись так туго, что мне приходилось лишь догадываться, кто живет внутри этого волшебного царства. Лисы, удоды, ящеры, змеи. Только одна мысль об этом кружила голову. Лес темнел, играл с цветом, молчал и замирал, как будто время остановилось. А потом хрустел, настораживал, звучал, бросал шишки к ногам. Такая сказка!



На поле было не так загадочно, зато лицезрели закат над морем, что тоже ценно.











Возвращаться домой тихими безлюдными улицами, уже прячущимися в сумраке, было так спокойно! Все эти полевые цветы, наклонившие головки, шишечки деревьев, патисончики у дороги, все такое безумно красивое, нетронутое. Дело не в море, креветках и ничегонеделаньи, именно лицезрев подобную девственную природу, мне тяжело было вернуться в скудный грязный Киев, где человек совершенно не уважает ни флору ни фауну.














После косвенного знакомства с лесом спалось бы очень хорошо, но дома я получила миллион видео с Ларсеном и кучу приятных слов от мужа, переволновалась от любви и перекормила комаров на веранде (будучи при этом с ног до головы в средстве) и спала чухаючись. Комаречество в Греции несносно до слез.

* * *

В субботу боялись опоздать занять места на пляже, так как на выходные греки отдыхают бок-о-бок с туристами. Выехали на полчаса раньше обычного и ещё час наслаждались абсолютно пустым пляжем и отсутствием людей. 
В этот день я пряталась от солнца полностью. Мне в принципе уже было достаточно того легкого загара, который я успела получить за пять дней - я предпочитаю аристократическую белизну крестьянскому загару. Мне всегда хочется отмыть людей с темной кожей.
На шестой день я стала такая борзая, что пила свой фраппе через трубочку, стоя по шею в соленой морской воде и в шляпке.
А ещё плавала на очень длинные растояния, не боясь акул (которыми даже и не пахло в Греции, но все же).
Перед обедом заехали в какой-то хозмагазин для снабжения местных кафе и ресторанов. Солонки-перечницы, баночки и ножи меня мало интересовали, а вот с десяток желтых крафтовых пакетов я чуть было не купила. Но меня спасла тамошняя собака. Большая, молочная, со светлыми глазами, кажется альбинос лабрадора. Мальчику, видимо, очень не хватало ласки и прочувствовав мою эмоциональную зависимость от животных, он в буквальном смысле залез мне на голову. Мы с ним и целовались, и танцевали, и на полу валялись. Он взял мою руку в свою острозубую пасть и самозабвенно жевал ее, не выпуская, неистово при этом махая хвостом. Мама это безобразие даже сфотографировала кое-как на скорую руку. Он совершенно не хотел меня отпускать. А я, в свою очередь, насюсюкалась вдоволь, истосковавшись по собачьей любви и нуждаясь в Ларсене как в воздухе.





Плотно пообедав, проклиная свисающие над плавками ушки, читала до шести вечера, перепрыгивая от садовой мебели к бассейну и обратно.
Вечером решили неполным составом смотаться к морю ещё раз. На пляже солнца не было совсем, ветер морозил плечи после воды. Но сама вода - бриллиант. Только музыка из кафе шарашила, как на побережье Одессы и это немного портило общее впечатление.
В то вечернее купание я решила: «Этот миг настал. Я должна это сделать, должна!» и поплыла к буйку. А буёк где-то в пятистах метрах от берега. Ну и поплыла. Не зря же я шесть лет плаванием в школе занималась. Плаванием-то я занималась, а вот приступы паники никто не отменял. Хорошо, что нас плыло трое. Но приступы паники все равно никто не отменял. Я постоянно останавливалась, успокаивала водную гладь и смотрела вниз. Вода - как стекло. Люди на берегу - с муравья размером, а песок на дне все ещё различим и понятен. Но чем дальше, тем страшнее. Видеть морской горизонт, смотреть над водой - боженьки, у меня аж руки сводило от страха. Вы наверное не смотрели столько фильмов про морских чудовищ, сколько их видела я. Голова понимала, что ничего не случится, адреналин подгонял вперёд, но паника не отступала ни на минуту, пока я плыла. Я просто взяла ее под контроль. Когда до буйка оставалось метров пятьдесят, дно начало мутнеть, а взрослые почему-то были позади, я уже практически разворачивалась обратно, но увидела, что буёк - желтого цвета. Я просто не могла сдаться, иначе я - не я. И поплыла вперёд. Я уже тогда не могла вздохнуть на полную грудь и это сильно меня пугало. Доплыв до заветного маячка, я потрясла его над головой, находясь в полном восторге от себя самой. Гордая и смелая я рванула обратно как граната. Так быстро я ни на одной курсовке в детстве не плавала. Я прямо чувствовала, как теряю вес (не переживайте, через час я все наверстала, и даже с лишком). Летела к берегу как моторная лодка. Когда коснулась ногами дна и вдохнула на все легкие, успокоилась. «Я это сделала!» Не зря затеяли вечерний променад.
По дороге домой развернулись через двойную сплошную, что бы заглянуть в кафе, которое постоянно бросалось нам в глаза во время поездок. 
Мы не только не пожалели, что нарушили ПДД, мы влюбились в эту прекрасную кафе-кондитерскую. Не в пример остальным заведениям, в которых мы побывали - современный интерьер, светло и чисто, симпатичная летняя терраса, внимание к деталям и собственный брендинг. Внутри оказалось очень уютно, мы довольно долго изучали полки с печеньями, конфетами, тортами, мороженным. Все было очень красивое и разнообразное. Даже у нас в Киеве кондитерские меня так не впечатляли ни разу, как эта. Конечно же я все фотографировала. Очень понравились их стаканчики для кофе на вынос - цвета Тиффани и черного шоколада. Поэтому я рискнула и решила спросить, сколько стоит капуччино. (Нужно заметить, что стоимость ранее выпитых нами фраппе и капучино не спускалась ниже 5 евро за чашку, что вообще не мыслимо. Да, места, где мы их заказывали, прилегали к пляжам, но все же.) И что бы вы думали? Цена на капуччино - меньше двух евро, что равносильно цене флет вайта в нашем столичном Милк Баре, любимом всеми.
Когда подняла челюсть с пола, заказала кофе всем, угощая.
Чего там только не было! И печенье, и медовые чуррос, и марципанчики в форме фруктов, и ореховые плитки с сухофруктами, торты с мастикой и без, пироги, кейки с мороженным, фонданы, макаруны (возможно со вкусом оливок, креветок и цацики, кто знает). Они продавали не только вкусное мороженое на развес, но и малюсенькие крохотулечки на крошечных палочках. Я просто должна была это попробовать! Самым милым было клубничное, никогда не покупала клубничного мороженого, это же фу. Но рискнула и не пожалела. Невероятно вкусно!














Не хотелось покидать это чудное место, но повезли домой торт с мороженным самым младшим и самым старшим, пока не растаял. Им и поужинали дома с вином.


«Хорошо, что до буйка сгоняла!» - подумала я, пытаясь уместить свои бока на постель.

* * *

Утром седьмого дня (ничего про адвентистов, чесслово!) пляж был каким-то невозможно красивым. Как будто кто-то разлил молоко в воду и дым в воздух. Мне кажется именно так мог бы выглядеть рай в первый день пребывания. Да только в раю не было бы так безбожно влажно.
В тот день я впервые слушала музыку в телефоне, развалившись в шезлонге мордой к утреннему солнцу. Так завелась, что аж пританцовывала, а потом аж доплыла до горы. А это примерно такой же метраж, как и до буйка накануне.
Море - это хорошо, но как же саднит все от соли! Благо у них там везде души. А ещё мусорники и бесплатные парковки. Господи, ну прямо везде на этой планете лучше, чем у нас!
Когда солнце вышло в зенит, мы собрались и освободили шезлонги для живой очереди.
Перед носом нашей машинки буквой «Т» припарковалась другая, абсолютно отрезав нам путь к выезду. Мы расшумелись и заволновались, забегали вокруг, не понимая, что делать. Греческий не знаем, пляж большой. Но один из администраторов кафе, на чьих шезлонгах мы отдыхали, сразу же привёл к нам владельцев. И вот мы стоим под солнцем, раздражённые, мокрые, не можем уехать; подходит к нам парень, владелец машины, улыбается широко и непосредственно, как ребёнок и выдаёт с акцентом: «Прывет!» Мы из Украины, к такому не привыкли, стоим озадаченные, возразить ему нечем, ну и давай ржать дружно. Все аргументы разбились об его «прывет». С тем и уехали, повторяя это слово и давясь смехом.
По дороге домой заехали в уже любимую кондитерскую купить мясных котлет. Да, именно котлет. Котлеты они тоже делают. И очень вкусные, как ни странно. Отличное место. В Киеве бы его нарекли «Котлеты Кофе и Мороженое», возможно с артиклем the вначале.
22 июля был самым жарким днем нашего отпуска. После обеда солнце разошлось так, что я себе места не могла найти. Сиеста была невозможна, если я соберусь подремать в адскую жару, потом долго не могу прийти в себя - тахикардия и головокружение. Поэтому я просто читала, постоянно меняя локацию и пила воду. Литра четыре за пару часов выпила. Возникало ощущение, что меня поджигают изнутри. А в Киеве в это время шли дожди. Мне захотелось домой ещё сильнее. Дома были мои мальчики, много неоконченной работы и домашние заботы.
Как только я записала в телефон эти мысли, появился владелец виллы и принёс вентилятор. Да хранит его бог!
Вечером на море решили не ехать, в воскресенье дороги стояли в пробках - греки возвращались домой. На улице было слишком жарко, комары неистово ужинали всеми частями моего тела. Поэтому я пошла к бассейну и два часа стояла по уши в воде, только канотье торчало. Там комары достать меня не могли. 
На ужин была гора арбузных долек, чтение и +38 градусов по шкале «сдохнуть можно».
Даже спортом вечером занимались. Никак не получалось выловить комара в спальне. Прыгали по кровати с мамой как жирные гепарды. Измазанные с ног до головы средствами, с раптором в каждой розетке, мы были просто таки обескуражены настойчивостью и живучестью одной мелкой остроносой сволочи. Хлопки в ладоши не помогли, книжки и швабра тоже.
В общем насколько вы понимаете, у меня был очень красочный отдых.

* * *

Третье утро подряд ваша покорная раба просыпалась с мыслью о своей собаке. Как мы встретимся, как будем бежать друг к другу в замедленной съёмке под Vangelis “Chariots of fire", как обнимемся и закружимся под тенью деревьев, как он будет лизать мне лицо и царапать руки от счастья, как будет вилять попой, потому что у него слишком маленький хвост для выражения высшей степени радости, как я буду кусать его за уши и за губы сбоку, как буду чесать ему пятнистый живот и дуть в пасть, как буду целовать кроличьи лапочки и называть его всеми ласковыми именами, которыми когда-либо его называла. И вот с этими мыслями я таяла в кровати как мороженное, а сердце тоскливо ныло и жгло, и хотелось домой. Когда ты разъезжаешься с человеком, ты скучаешь, но ты можешь с ним объясниться, поделиться чувствами по телефону, в конце концов. А когда ты на время расстаешься с собакой, это совершенно иное ощущение. Ведь добиться от собаки понимания, что ты уедешь на энное количество дней, но скоро вернёшься, невозможно. Скорее всего собака не понимает, в чем провинилась и почему хозяин оставил ее. И дни для неё тянутся намного дольше, ведь для неё один год - за семь... И сердце кровью обливается, когда твой мозг разжёвывает тебе всю эту информацию против твоей воли. И даже если собаке хорошо с твоими близкими, она накормлена и выгуляна, это не то. Это ж не кот, которого можно и пнуть в случае чего (котолюбы, сорян, это семейный юмор), это Собака, с большой буквы, ей нужен ее хозяин.
Но не будем о грустном.
Каждое утро в Греции у нас начиналось с шутки: «Я пришёл на кухню утром, что бы выпить кофе. И обожрался. Какое может быть доверие к людям, если даже себе верить нельзя?» Но на восьмой день я уже научилась контролировать желание пожрать. От молодец, в предпоследний день отдыха научилась она. А до этого ела как после голодомора. «Ну ничего, в Киеве много забот, похудею от любви!» - подумала я, нюхая бриошь из любимой кондитерской. Правда мне и нюхать нельзя.
В этот день утреннее море отменялось, так как наш главный мужчина отбывал обратно в Киев на работу. Мы должны были отвезти его в аэропорт, что послужило достаточно веской причиной наконец-то выбраться в Саллоники, хотя бы в торговый центр. Гулять по улицам в самое жестокое солнце не хотели.
Утром очень нервничали и подгоняли нашего мужчину:
- Вова, что ты так долго? Давай быстрее! Мы опаздываем на шоппинг.
Торговый центр, конечно, оказался полным разорением. Слава богу я не все деньги повезла с собой. Кроме того, что там были вещи чисто греческого производства (а вы ведь знаете, как я ценю штуки, которых ни у кого нет), там были магазины с креативными яркими штуками, которых у нас нет, плюс там в принципе были магазины, которых у нас в Киеве нет (например, H&M или Korres), плюс совершенно неприличные распродажи. В общем все признаки будущего банкротства для шопоголика.
Но я шопингнулась очень грамотно. Самой главной моей покупкой стало белое греческое платье в пол с вышивкой. Когда я его надела, все ахнули (и я втихаря ахнула, в примерочной), значит надо было брать. К тому же цена на него при -50% была 50 евро. Не чета украинским вышиванкам, о которых я давно мечтала, в среднем цена прободного платья у нас была бы не менее чем в три раза выше. Это была моя первая и самая счастливая покупка. Далее был H&M. Много всего хорошего там было, не хватало достаточно времени на экскурсию. Поэтому я пошла сразу в отдел обуви и купила то, что мне было сильно нужно: простейшие жёлтые босоножки на плоском ходу (под новое платье, на котором были желтые элементы; да и вообще, желтые босоножки должны у меня быть), чёрные босоножки на скромном каблучке, очень удобные (на две пары обуви я потратила 30 евро). Когда я увидела, что в H&M есть отдел Home, я сильно загрустила. Сейчас все подобные магазины меня зовут как сирены из пучины океана. Я взяла себя в руки и купила только крошечную вазочку, цвета слоновой кости в чёрный горошек. Но сколько всего мне там понравилось! Поднос с птицами, льняные скатерти (оу май гад, срочно буду шить!), глубокие тарелки с леопардами, свечи с запахом цветка-хлопка этсетера. В общем я обнаружила, что не только других пытаюсь воспитывать, но и с самой собой у меня это неплохо получается. Так, что ещё?
Дальше - по мелочам. Крестнице подарков купила к предстоящему двухлетию, купила себе розовую футболку на ее же праздник (фейс-контроль), Неле моей купила косметических милостей, а еще по конфетке-колечку нам обоим для радости и красивой фотокарточки, свекрови колечко, тестю приправ и печенюшек, Ларсену - специальных собачьих салфеток. Самое главное вроде назвала.


Абсолютно крутой торговый центр, лучше, чем мои самые любимые в Киеве.
Очень много видели гуляющих по магазинам людей с собачками. Умиление сильно отвлекало меня от трат, слава богу. Больших собак не видела, в основном болонки и йорки. Но встретили и одного (примерно) двухмесячного французского бульдожку. Его держал на руках парень. Он стоял под Зарой и виновато улыбался. Потому что его детка напудил небольшую лужицу. Парень видимо ждал свою барышню, что бы выпросить у неё сухих салфеток, дабы прибрать сей позор.
Счастье от лояльности к собакам уравновешивалось горем от курения где попало, что бы такие как я не обольщались утопией.
Устав таскать миллион пакетов, пошли на фудкорт обедать. Фудкорт разочаровал. Кофейни - прекрасные. С кофе я и начала. А когда начала крестовый поход по точкам с едой - приуныла. Греки любят фастфуд. В основном всюду сандвичи, булочки, сладости, пицца, бургеры. Салаты нашла, но у меня к ним всегда много вопросов, так что и салаты мне не подошли. Суши - дорого и доверия не вызвали. К примеру рамен - 7 евро. (Ну как бы, мои жёлтые босоножки стоили всего 5, к сравнению). Мясо - дорого и непонятно, вроде только на компанию: неясно какое количество шашлычков, но 18 евро. Отказать. Расстроилась. Не хотела есть бутерброды. Взяла пасту с осьминогами. Ну хоть морепродукты. Но тоже ж, 7 евро. С питьем туго, кола, фанта, цветная радуга б/а коктейлей. Будучи нормальным человеком, стали бы вы пить ядерно-фиолетовую ледяную жижу под названием Голубичное Утро? Пришлось брать смузи. Обещали ни грамма сахара, так и было. Но 4 евро. То есть обед обошёлся около 330 грн. Ну такое, в Киеве это было бы вкуснее и встало бы в 150. В общем заграницу без денег нет смысла ехать, потому что прокормить себя не так уж и дёшево. А кому под силу есть три бутерброда каждый день отпуска, которые по 3-4 евро?
Ещё один кофе успокоил меня. Пакеты передавили руку и кровь не поступала в мозг. Девочки такие девочки, лишь бы деньги тратить!
Во время нашего шоппинга на улице началась дикая гроза, даже сами греки не были к этому подготовлены: носились туда-сюда, волновались, снимали на камеры, запасались консервами и кашами. Но дождь и правда почти поднимал железные тележки вверх. Пока пережидали, еще денег потратили. Продуманная акция, вах!
Пол дня в торговом центре провели, а парковка нам в 1,5 евро обошлась. Ну, не знаю, что тут ещё можно сказать. Помню мы приехали то ли в оушен то ли ещё куда, мест на паркинге не было, но шлагбаум нас впустил, внутри оказалась дикая пробка и мы долго не могли выехать. И заплатили на выезде за все эти проблемы. В общем, Украина - страна возможностей. Можно очень хорошо на ее жителях зарабатывать, при чем на ровном месте.
В пути дождь снова усилился. Настоящая романтика. Сердце заныло снова по моим мальчикам. 
Очнулась от тоски, когда поняла, что мы остановимся в городе, в нашем любимом кафе, на легкий ужин. Заказали тех самых креветок размером с чихуахуа, кальмаров, белого вина и сдобрили все это инжиром, купленным в соседней лавочке.


Это было вкусно, красиво и пошёл дождь. Для меня это только скрасило картинку, другие же попрятались под навес. А я пила вино под дождем.
Лило весь вечер и всю ночь. Все понемножку собирали чемоданы. Пусть у нас имелся ещё один день, но делать было ничего. К тому же все сильно хотели похвастаться своими приобретениями.
Ночью было настолько прохладно, что пришлось укрыться целой простыней с головы до ног, зима прямо.

* * *

В последний день отдыха погода была к нам благосклонна, а Гисметео накануне обещал закрыть нас дома. Но в девять утра мы на всех парах уже мчались к морю.
В тот день мы решили поехать на тот самый пляж с желтыми зонтиками и фиолетовыми деревянными стульчиками, на котором были очень недолго неполным составом.
Наконец-то я смогла насладиться жёлтым цветом сполна. Под желтым зонтом, на жёлтом шезлонге я попивала фраппе и отчетливо понимала, что моему величеству чего-то не хватает. Мимо прошла официантка с подносом с цветными пепельницами. Подошла к нам, мама ей по-итальянски:
  • Ноно, но смоук.
Я завопила тут же:
  • Ноу, донт гоу, гив ми йеллоу, ай лав йеллоу, ай вил смоук!
Идеальная картинка была воссоздана, можно было читать. Принялась за «Когда бог был кроликом» Сары Уинман, потому что жуть про путешествия Марко Поло дочитала накануне, сожгла и зарыла остатки в лесу.
Ветер обдувал меня со всех сторон, самолеты рисовали в небе линии. После вечерней грозы море дышало прохладой, вызывая мурашки по всему телу. Пляж полюбился мне с третьего заплыва. Он был намного красивее того, на который мы ездили всю неделю: более интересное дно, много камушков, лазурнее вода, а нависающие над водой деревья и кафе создавали отдельную атмосферу, и гора здесь имелась, кстати. Отдельного восхищения стоили сейфы на зонтах. Но в тот день мне почему-то было мерзко холодно и в воде и снаружи. Мне уже хотелось домой, но одновременно с этим мне хотелось прихватить с собой этот пляж и эту невозможно прозрачную воду.
Пока я плавала туда-сюда, мама вместе с подругой сплавали к скале и забронировали столик к обеду чуть ли не из воды.
Не рассчитывая остаться на обед в городе, первый раз за десять дней я не взяла с собой фотоаппарат, поэтому все снимала на телефон (все фотографии сделанные на айфон будут постепенно появляться в Инстаграме сразу после публикации этого текста). Сидеть за столиком, пить вино, есть креветки, мидии и рыбу, закусывая греческим салатом, наблюдая лазурь у подножия - бесценно. Как в каком-нибудь очень качественном фильме про лето. Над нами нависали ветви дерева, по склону спускался острый суккулент, к воде вела небольшая деревянная лесенка. Мне сильно не хваталo мужа и пса, что бы разделить с ними все свои ощущения. Мне уже очень нужно было домой.
Греция решила: домой так домой, и всю остальную часть дня, что мы провели на вилле и я пыталась читать в саду (вещи решила собирать, как потемнеет), комары меня грызли так, что я чуть не заплакала от раздражения и боли. С ног до головы я была измазана противомоскитным кремом, но он, кажется, только усугублял мое положение - эти мелкие монстры жалили меня с периодичностью один раз в две секунды. Я чесалась так, что со стороны это стало выглядеть немного неприлично. Усугубившаяся от чесотки аллергия на солнце добила меня, я взвыла и ушла в дом. Полчаса стояла под проточной водой, скалясь от злости.
Успокоилась, когда собирала чемодан. Потому что взбесилась по другому поводу: чемодан не закрывался, ну а как же иначе. Он не закрывался и до шоппинга, но мой муж, в простонародье - Бог Тетриса, он же Мари ДжиКондо, без лишних потуг уложил весь мой необходимый хлам как волшебник. Но муж находился в двух часах полёта, а мама развалилась тюленем на кровати, подхихикивая и снимая видео, как я делаю массаж сердца самсонайту. Когда он застегнулся, а я уже практически решила, что у меня прилив, обнаружилось мое просоленное пляжное полотенце на балконе и вьетнамки на ногах. «Утро вечера мудренее!» - психанула я и пошла мыться третий раз за два часа. Ох и влажность в вашей Греции! Или это все старость?

*   *   *

Встать по будильнику в 4.45 ночи/утра - это вам не шуточки. Особенно если ты уснула где-то к часу, потому что размышляла, как справится молодой муж с женой, которая привыкла ложиться спать в 9 вечера.
Как уснула, так и проснулась. Не спала практически всю ночь. Знаю, потому что постоянно проверяла время на телефоне. Нервничала из-за отъезда, из-за лишних набранных килограмм, ушедших не туда, куда я привыкла. Высматривала слепыми глазами комаров, чесала щиколотки - самые вкусные комариные места. Думала о своём псе, о сексе, о бабушке, о том, что надо купить ручки к новой сумке o’bag, которая ждала меня в Киеве. Вот как найти сон в таком потоке бредовых мыслей?
Самолёт у нас был в 11 утра, но маминым друзьям нужно было отвезти нас (час по хорошим дорогам), вернуться обратно, сдать дом, обматерить хозяина за плохую уборку, загрузить вещи в тачку и долго-долго гнать в Киев, распевая дорожные хиты.
Меня не особо пугали несколько часов в аэропорту, потому что у меня была книжка, деньги на кофе и умение раздуть историю из ничего. А если в ожидании самолета с нами совсем ничего не приключилось бы - смотреть пункт номер один.
И так утро. В такое время суток я не очень. Пришлось подкраситься. В 5 утра. Чуть не обрыгалась. Стакан воды, чашка чая. Ранние антиоксиданты. Чуть не обрыгалась. Бутерброд с авокадо. Это пережила. Полотенце так и не высохло. В чем плюс жары вообще?
Рассвет встречали в машине, проезжая мимо гор. Меня сильно укачивало, я вырубалась раз десять. Поэтому в аэропорту я позволила себе аж два капуччино общей суммой около 250 грн (афигеть!), практически один за другим. 
Пока мама покупала себе супер фешн очки за 80 евро, я купила себе брелочек с единорогом у которого из попы можно выдавить розовое желе с блесточками. No, growing up sucks.
В аэропорту ничего примечательного не случилось, кроме того, что с нами ехала семья с пятью детьми. И все девочки. Бедный мужчинка с y-хромосомой, все вокруг розовое и с блёсточками. Как жопа моего нового единорога. Так и хотелось спросить: «Это все ваши или купили на распродаже в duty free?»
Во время полёта я смотрела в окно, редактировала вот эту свою писанину и пыталась утихомирить бабочек внутри, летающих в ожидании встречи с любимыми.

* * *

Это был, конечно, не тот отдых, после которого стоит подводить итоги, но без них он получится не целостным.
Начнём с минусов.
  • нам попались очень оседлые попутчики. Имея возможность часто путешествовать по миру, на этот раз им хотелось залечь на дно в красивом и безлюдном месте. А поскольку наша вилла находилась в горах и до цивилизации не ходил общественный транспорт, мы с мамой так ничего и не увидели. Та же проблема была и с морем, сами добраться до хорошего пляжа мы не могли, поэтому моря, возможно, было не так много, как хотелось бы.
  • в это время в Греции несносно душно, спастись от жары можно только сидя по уши в воде. Тяжело уснуть даже при тройном сквозняке.
  • в Греции курят. Много, часто и повсеместно. Фу.
  • комары. Думаю вы уже имеете представление, что я о них думаю и как сильно пострадала я сама и мои часы чтения в красивых местах.
  • аллергия на солнце. Не смотря на две банки крема и спрея с высоким SPF, шляпкам, тени и жестким контролем за временем на солнце, злополучная реакция моего тела все равно имела место быть.
  • питались мы не очень правильно, было очень много теста и сдобы, от которых я смогла по-тихоньку отказываться аж на пятый день. Набрала неприятный вес и разбила желудок. Но зато хлеба и сладкого мне ещё очень долго не захочется. Надеюсь.
  • мне было очень плохо без Ларсена и теперь надо всячески заняться его прививками и доками, что бы не разлучаться. Правда в багажном отсеке я все равно никуда его не повезу. Но ведь в Европу можно и на машине.
Другие минусы, если сразу не вспоминаются, считаю незначительными.

О плюсах:
  • господи, я была на море два года назад (и то было вообще не море, Батуми мне не подошёл). Я соскучилась за ним. Увидела я море? Плавала в нем? Ныряла? Да, да, да. И это самое важное. Эта прозрачная тёплая вода - это рай.
  • я скромно подзагорела, ровно столько, сколько хотела. Зеленой я точно быть перестала.
  • мы жили на вилле с прекраснейшей территорией. Я навсегда запомню эту лужайку и поле с цветами.
  • я начиталась. В Киеве у меня совершенно нет на это времени.
  • лес. Я видела настоящий лес. Я изумилась греческой природе, которой человек не препятствует, как у нас дома, а которую развивает, за которой ухаживает.
  • удод, лисица, ящерица. Все ж понятно?
  • хоть мы и не ездили по острову, я все равно сделала фотографии, которые хотела, которые нужны мне для вдохновения и подзарядки на неопределенный срок.
  • шоппинг. Ноу комментс.
  • я дико соскучилась за мужем и он за мной, что полезно для всякого рода отношений.
Ну вот и все. Я сильно надеюсь, что не разочаровала вас ни текстом ни фотографиями. Два года не было подобных публикаций, возможно вы ожидали от меня больших приключений. Но, к сожалению, все зависело не от меня. Я старалась.

До скорых постов! Теперь только работа, только хардкор.

1 комментарий:

  1. Мне тоже посчастливилось побывать на этом Греческом полуострове в конце июня. Жара была более терпима - температурный максимум 30 градусов. Но мы ехали с Украины на машине и это местами красило, а местами и сильно омрачало путешествие. Но общее впечатление от моря и природы, а также колорита, абсолютно с Вами розжеляю. Море фантастическое! И самое мое большое впечатление - видела осьминога в естественной среде, я не была готова встрече и слегка испугалась, так как он был огромный, а зрелище устрашающе-прекрасно)

    ОтветитьУдалить